Дневник работницы-мигрантки, часть II: Наём на работу

0
294
views

Часть I: Поиск работы

Утром по всему району появились объявления о приёме на работу, а это значит, что кадровики вернулись на фабрики. В западной части района располагалось около дюжины небольших фабрик. Они объединились в «индустриальный парк» с общим входом и охранниками. Туда я и отправилась. У некоторых фабрик есть отдельный вход на территорию и своя охрана, но в этом комплексе таких было мало. По злой иронии, когда я впервые пришла в индустриальный парк «Голубое небо», в Шэньчжэне стоял плотный смог. Охранник сказал мне, что фабрика всё ещё не нанимает рабочих и посоветовал прийти завтра или послезавтра. На доске объявлений одиноко висел листок трубопроводной фабрики, но я так и не нашла их отдел кадров. Поэтому я пошла в другой индустриальный парк.

Ещё вчера улицы фабричного района заполнили рабочие. До горячего сезона было ещё далеко. Многие увольняются перед Китайским новым годом, чтобы подольше остаться дома с родными, а через пару недель возвращаются искать работу. Те, кто дорожит своей работой, часто продляют новогодние каникулы за счет дней отпуска. Всего один раз в год выпадает шанс отправиться домой. Восьмого числа лишь несколько фабрик вернулись к работе и на улицах не было обычного столпотворения. Тем не менее людей стало больше, чем пару дней назад. Посреди улицы лоточники начали продавать лапшу и жирные завтраки. Люди кучковались вокруг объявлений с вакансиями. Кто-то интересовался у рекрутеров (сейчас это были настоящие рекрутеры, а не посредники) о сверхурочных и зарплате. Все искали работу с бо́льшим количеством сверхурочных и доплат — доплата за профессиональные навыки, доплата за работу при высокой температуре. На одной фабрике даже была доплата состоящим в браке — по 100 юаней каждому супругу. Фабрики наперебой завлекали рабочих: «зарплата повышена до 2030 юаней в месяц», «условия работы и зарплата в соответствии с трудовым правом». Если вы знаете трудовое право и зададите им пару вопросов о социальной защите и сверхурочных, то сразу поймёте, что это очевидная ложь. Согласно требованиям закона в Шэньчжэне запрещено более 3 часов сверхурочных в день. Некоторые фабрики говорят о 4 часах сверхурочных, и в то же время уверяют меня, что все условия «в соответствии с трудовым правом». Конечно, это не вызывает беспокойства у большинства соискателей, даже у тех, кто знает свои права. Ведь чем больше сверхурочных, тем лучше. Больше сверхурочных — больше денег отправишь домой, больше потратишь сам и больше отложишь на черный день. В любом случае люди, кажется, согласны. В этом районе больше нечего делать, кроме работы.

В этом году МРОТ в Шэньчжэне вырос до 2030 юаней в месяц. Непонятно, что фабрики планируют с этим делать. На самом деле многие предприятия Шэньчжэня имеют маленькую прибыль. В условиях высокой конкуренции, где каждый субподрядчик для кого-нибудь другого и огромное количество боссов проводит сокращения. Но самое главное — никто не хочет видеть падение прибыли. А это значит, что в некоторых случаях владельцы фабрик стараются обойти повышение минимальной зарплаты. Во время работы я лично сталкивалась с этим. Обычно они сокращают сверхурочные и увеличивают интенсивность работы. Главный менеджер на моей фабрике уверял нас: «Да, мы, конечно, подняли базовый оклад до 2030 юаней в месяц». Но нет! Это не значит, что месячная зарплата растёт. Вычеты из зарплаты в соответствии со стандартами производства. При полном соответствии требованиям ты получишь зарплату полностью, в противном случае её сокращают пропорционально достигнутым показателям. И это не просто причуды моей фабрики. Такие незаконные методы часто используются, чтобы обойти повышение МРОТ.

Вернемся к поиску работы. Моё заявление (или в некоторых случаях — устный запрос) приняли на четырех фабриках. Фабрики пластиковых и металлических изделий, фабрика электрокабеля и крошечная мастерская мобильных телефонов, где было меньше десятка рабочих. Стол их рекрутера стоял последним. Там мне впервые предложили конфеты и бутылку воды. Конфеты это, конечно, здорово, но я выбрала первые две фабрики.

Фабрика металлических изделий располагалась в индустриальном парке. Отыскать её можно было только по крошечному листку бумаги, прилепленному снаружи, и бумажке на пустой доске объявлений. Их офис был на четвертом этаже затерянного здания, в конце коридора воняющего химикатами. Проходя по нему, я смотрела в запачканные окна на рабочих, погружающих металлические клетки в чаны с химикатами или прикрепляющих что-то к больших металлическим сеткам. Всё здание содрогалось от звона металла. В прокуренном офисе сидел мужчина средних лет. Когда я вошла в дверь, он молча посмотрел на меня. «У вас есть работа?» — спросила я. Он кивнул. Я сказала, какая работа мне нужна, и объяснила свою ситуацию с паспортом. Он снова кивнул и передал мне бланки заявлений. Заполнение бланков не заняло много времени. После того, как он получил их назад, то сказал мне явиться завтра в 8 утра. На обратном пути я шла по узкому коридору и чуть не упала на мокром полу. Проходящий мимо седой рабочий в синей спецовке посмотрел на меня. Я сказала ему, что ищу здесь работу. Но он уставился на меня с недоверием. В основном здесь работают мужчины и женщины за 40. Это явно не место для юных девушек.

На маленьких фабриках сотовых телефонов, вроде той нелегальной мастерской, часто случаются серьёзные травмы. Мастерская занималась сборкой телефонов. Два dagonzai1 сидели позади стола рекрутера. Они не обратили на меня внимания, оставаясь прикованными к своим телефонам. Мне пришлось отрывать их от игры в смартфоне. Здесь они занимались работой, которая нравилась мне больше всего — сборкой сотовых телефонов. Они дали мне заполнить бланк и спросили, когда я могу приступить к работе. «Приходи днём», — равнодушно сказал один из них. «В какое время?» — решила уточнить я. «Да когда захочешь». Я спросила про общежития. Они ответили, что у них нет женского общежития. Здесь всего шесть рабочих и все мужчины.

Тем вечером я приступила к работе на фабрике пластиковых изделий.

Часть III: Фабрика пластиковых изделий

Оригинал

  1. Буквально — «парни рабочие». Молодые мигранты из сельской местности.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ